№69 (11396)
Среда, 13 июня 2018 года


Ала качуу — это преступление
В городе Оше провели социологический опрос, показавший, что 64 процента сотрудников правоохранительных органов считают нормальным явлением похищение девушек с целью вступления с ними в брак.
    Также стало известно о том, что 82 процента опрошенных милиционеров возлагают вину за насилие над женщинами на них самих.
    “Это обстоятельство вызывает тревогу, поскольку незнание таких аспектов в целом подрывает авторитет органов внутренних дел, формируя отрицательное отношение общества к правоохранителям”, — констатируют участники заседания общественного Совета МВД.
    И, наверное, именно с этим связана низкая эффективность работы правоохранительных органов в сфере борьбы с похищениями девушек и браками по принуждению.
    Кульминацией такой работы стало чрезвычайное происшествие, случившееся 27 мая 2018 года в здании РОВД Жайылского района Чуйской области: задержанный за похищение Бурулай Турдалиевой мужчина зарезал свою жертву прямо в здании милиции.
    Происшедшее заставило наши власти наконец–то озаботиться проблемой браков по принуждению.
    Премьер–министр Мухаммедкалый Абылгазиев констатировал, что в Кыргызстане “девушек крадут, как скот” и поручил главе МВД в течение месяца подготовить предложения по ужесточению уголовной ответственности за преступления против семьи и несовершеннолетних.
    На заседании Национального совета по гендерной политике премьер–министр Мухаммедкалый Абылгазиев поручил провести среди молодежи разъяснительную работу о недопустимости похищения невест и о необходимости заключения браков по любви.

  • взгляд
        Кыргызстан не может называться демократической страной, какой пытается позиционировать себя на международной арене, если в нем процветает такое средневековое явление, как кража невест, а по сути — насилие над женщинами.
        Согласно опросу, проведенному в этом году Национальным статистическим комитетом и Фондом народонаселения ООН, в 60 процентах заключаемых в стране браков будущий муж крадет свою потенциальную жену. Самый высокий уровень насильственных похищений в Нарынской и Ошской областях, а также в городах Оше и Бишкеке.
        Похищение невест и ранние браки — самые распространенные виды гендерного насилия в стране. Причем 70 процентов опрошенных осведомлены об уголовной ответственности за эти преступления. УК, кстати, предусматривает наказание от 7 до 10 лет. И тем не менее даже эта строгая мера не останавливает насильников, по сути — преступников. Почему? Этот вопрос во многом проясняет масштабное и всестороннее исследование “Гендер в восприятии общества”, проведенное Фондами народонаселения ООН (ЮНФПА), “ООН женщины”, Международной организацией по миграции совместно с Нацстаткомитетом и Минсоцразвития при финансовой поддержке Фонда миростроительства ООН. Исследование проводилось во всех областях по пяти направлениям: права и возможности женщин в политической, экономической жизни страны, их религиозная радикализация, участие в трудовой миграции и гендерное насилие, в том числе похищение невест и ранние браки. Всего было взято 367 интервью.
        Как показывает анализ, в брак со своим похитителем вступают от 30 до 50 процентов украденных девушек. Рост этой негативной тенденции отмечается потому, что в обществе, как считают аналитики, существуют для этого благоприятные условия, сильны традиционные убеждения и стереотипы относительно ала качуу и ранних браков, которые воспринимаются как само собой разумеющееся. А жертвы похищения и ранних браков рассматриваются как объекты и предметы, нежели как равные независимые и дееспособные члены общества. Честно сказать, в эту дикость трудно поверить, но приведенные в исследовании случаи говорят сами за себя.
        Так и хочется спросить: а куда в таком случае смотрят правоохранительные органы? Очень трудно представить, чтобы участковый не знал имени похитителя или в каком доме совершается обряд нике. В селе трудно скрыть такие вещи. Но, во–первых, для того чтобы милиция отреагировала, нужно заявление похищенной невесты, да и это еще не факт, что преступление не останется безнаказанным, поскольку стороны, как правило, договариваются и истцы забирают заявления либо вообще их не подают. А до суда доходят одно–два. И это притом что в стране, как уже было сказано, официально ежегодно 60 процентов девушек, вступающих в брак, похищают.
        Более того, многие милиционеры вполне лояльно относятся к краже невест и ранним бракам. Некоторые в интервью признавались, что либо сами участвовали в ала качуу, либо даже похищали своих жен. Нередко профессиональный долг и статус члена общины противоречат друг другу. Причем невмешательство приносит гораздо меньше неудобств для сотрудника милиции, чем конфликт с сельчанами, социальная изоляция, недружелюбие соседей. Иными словами, патриархальный элемент кыргызских традиций оказывает сильное воздействие, в том числе и на стражей порядка.
        Были случаи, а возможно, и есть, просто мы о них не знаем, когда сами милиционеры крали невест, то есть совершали и совершают преступление. Помнится факт, взбудораживший всю общественность, когда участковый из Кара–Бууринского района украл 20–летнюю местную девушку. И только благодаря вмешательству ее друзей, обратившихся к омбудсмену, ее вернули в семью. Однако ее родители, успокоившись, не стали писать заявление. А в МВД подтвердили тогда, что дело закончилось примирением сторон.
        А через некоторое время этот же милиционер попытался украсть девушку из другого села. На этот раз спасла ее близкая подруга, поднявшая шум. Украденной девушке удалось сообщить в соцсетях, что ее украл милиционер, что родители ее оставили, что она не хочет жить.
        Оказалось, что девушку вывезли обманным путем, два дня бабушки уговаривали ее остаться в доме жениха. Родителям не дали повидать дочь, сказали, что она согласна, и те уехали. От отчаяния девушка хотела покончить жизнь самоубийством. Но ее близкая подруга оказалась боевой и настырной. Она позвонила жениху и потребовала отпустить пленницу. На что участковый цинично ей ответил: дескать, что ты мне сделаешь, если я милиционер. Девушка сказала, что не остановится и не боится его, позвонит в прокуратуру, МВД, омбудсмену, что никакие проклятия бабушек ей не преграда.
        Поняв, что это не пустые угрозы, семья милиционера отвезла похищенную домой. Как и в том случае, стороны пошли на примирение.
        В борьбе с похищением невест нужны не только усиление карательных мер, без которых, увы, не обойтись, но и активная просветительная деятельность. Нужно продвигать нормальную цивилизованную модель создания семьи на основе взаимности и доверительных отношений. Не могут отношения в семье с самого начала складываться с насилия, проклятий и принуждения.
        Пока этим больше занимаются международные структуры, но отнюдь не госорганы. По крайней мере их работы в этом направлении не чувствуется. Все силы брошены на борьбу с коррупцией, но общество не может и не должно жить только этим. Масса других жизненно важных проблем. На мой взгляд, нельзя проигнорировать результаты этого соцопроса. И депутаты вместе с членами правительства просто обязаны защитить девушек от насилия, уберечь от самоубийств. И наконец объявить настоящую войну этому позорному явлению. А иначе несостоявшиеся женихи будут продолжать убивать девушек прямо в стенах РОВД, как это случилось в Жайылском РОВД.

    Нина НИЧИПОРОВА.
    Фото из Интернета.