№93 (11420)
Среда, 8 августа 2018 года

сюжет для сериала
Обретенное материнство
Драматичная, но со счастливым финалом история приключилась с уроженкой Кыргызстана в Москве. Она вдруг лишилась своей новорожденной дочери, однако, в конце концов, все же вновь обрела ее.
    Завязка этой истории годится для настоящего киносюжета. Молодую женщину, назовем ее Айгуль, доставили в столичный роддом
    № 24, где она произвела на свет девочку. Младенец выглядел здоровым, чем, увы, не могла похвастаться мать. Врачи заподозрили наличие у нее опасной инфекции, и женщину тут же перевели в Московский научно–практический центр борьбы с туберкулезом.
    Лечение она проходила в течение полутора месяцев. А когда угроза болезни для нее и для окружающих миновала, поспешила в роддом. Там сообщили, что после ее госпитализации малышку сразу же перевели в одну из детских инфекционных клиник для проведения необходимой профилактики.
    Айгуль поспешила в эту клинику. Но долгожданная встреча матери с дочерью в тот день так и не состоялась. Оказалось, что, пока женщина проходила курс лечения и, к сожалению, в течение этого времени никак не заявляла о себе, новорожденную посчитали оставленной.
    Дали ей совершенно другие фамилию, имя, отчество, что было документально заверено в загсе. И, когда та окрепла, направили в центр содействия семейному воспитанию. Такие учреждения в народе называют детскими приютами, но по комплексному уходу за ребятишками–сиротами они считаются более лучшими, чем традиционные детдома.
    Увы, не смогла Айгуль увидеться с дочкой и в этом центре, поскольку по паспорту была для девочки абсолютно чужим человеком. Женщина растерялась, но не отчаялась. Обратилась к юристам. Те подсказали схему действий, но порекомендовали все же обратиться и в посольство Кыргызстана в Москве. Это оказался очень полезный совет, именно благодаря активному содействию дипмиссии матери удалось воссоединиться с дочкой. Но на доказательство правоты Айгуль ушел не один месяц, а сколько ею было потрачено нервов, и говорить не приходится!
    Наверное, подобного развития событий можно было бы избежать, напомни Айгуль хоть раз о своем материнстве во время лечения. И даже если у нее самой не было такой возможности по причине изолированности от общества в период пребывания в туберкулезом диспансере, то почему на помощь не пришли знакомые, ведь Айгуль находилась в Москве на заработках не одна? Остается только догадываться. К счастью, все это — уже дело прошлое.
    — Согласно принятой в России норме, если в течение месяца с момента рождения ребенка никто по его поводу не обращается, новорожденный считается оставленным и передается органам опеки. А в данном случае мать напомнила о себе спустя сорок дней, в течение которых проходило ее лечение. Вот и в управлении соцзащиты заявили: достаточно было хотя бы одного телефонного звонка, — говорит юрист посольства Мурзапояз Карагулов, который вместе с Айгуль занимался решением ее проблемы.
    Решение это затянулось, поскольку поданный Айгуль иск начал блуждать по районным судам. Тогда сторона истца обратилась в органы прокуратуры. В свою очередь, в центре семейного воспитания подтвердили, что девочка, которая уже начала ходить, признает свою маму, которая регулярно проведывает ее, идет к ней на руки. С просьбой признать иск обратились и органы опеки и попечительства. В результате коллективного ходатайства, предпринятого благодаря активным усилиям посольства, районный суд 31 июля удовлетворил иск матери о возвращении ее дочери и внесении изменений в свидетельство о рождении малышки.

  • компетентно
        — На суде мы подчеркивали, что женщина поступила в роддом официально, с паспортом, лечение, на время которого не могла видеться с дочкой, проходила по решению врачей, никаких намерений отказаться от ребенка, тем более соответствующих заявлений, от нее не поступало. В течение всех этих месяцев она держалась стойко, лишь на последнем судебном заседании, принявшем решение в ее пользу, заплакала. На период судебных разбирательств мы попросили в детском приюте никому не отдавать малышку для удочерения, верили в положительный исход дела. Так оно и произошло. И теперь нашей подопечной осталось лишь прийти в загс, где ей выдадут новые документы на дочку. А следом обе отправятся в родной для матери Ала–Букинский район, где у нее семья, еще двое малолетних детей, — рассказал “ВБ” юрист Мурзапояз Карагулов.

    Евгений ДЕНИСЕНКО,
    Москва.
    Фото из Интернета.